ФЭНДОМ


Долорес Джейн Амбридж (англ. Dolores Jane Umbridge) — помощник министра магии Корнелиуса Фаджа и двух следующих министров. Фактически, действует как цепной пёс, будучи верной действующему министру независимо от того, насколько его политика отличалась от политики предыдущего. На пике своих амбиций вызвалась преподавать Защиту от Тёмных искусств в Хогвартсе, позже стала генеральным инспектором школы, директором Хогвартса, а после провала на этой работе вернулась в Министерство. Особо бурную деятельность проявила в год правления Волан-де-Морта как глава Комиссии по учёту магловских выродков. За преступления против маглорождённых впоследствии была приговорена к пожизненному заключению в Азкабане.

История Править

Ранние годы Править

Долорес была старшим ребёнком и единственной дочерью в семье волшебника Орфорда Амбриджа и маглы Эллен Кракнелл, у которых также был сын сквиб. Родители Долорес не были счастливы в браке, и она тайно презирала их обоих: Орфорда — за отсутствие амбиций (он работал в Отделе магического хозяйства в Министерстве Магии и так и не получил повышения), а Эллен — за капризность, неопрятность и магловскую родословную. Отсутствие магических способностей у брата Долорес отец и дочь ставили в вину Эллен. В результате чего, когда Долорес было 15 лет, её семья распалась: Эллен с сыном отправилась обратно в магловский мир, оставив Долорес с отцом. Долорес больше никогда не видела мать и брата, никогда не заводила разговор о ком-либо из них и отныне притворялась перед всеми встречными, что она чистокровная волшебница. В год, когда ей исполнилось 11, Долорес поступила в Хогвартс на факультет Слизерин. Сразу после окончания Хогвартса Долорес приходит в Министерство магии на должность младшего стажёра в Сектор борьбы с неправомерным использованием магии. Уже в семнадцатилетнем возрасте Долорес была нетерпимой и предубеждённой, с несколько садистскими наклонностями, хотя её добросовестное отношение к работе и приторные манеры по отношению к начальству, а также хитрость и беспощадность, с которыми она присваивала себе чужие заслуги, вскоре дали свои плоды: ей не исполнилось и тридцати лет, когда она стала главой отдела. И это был лишь маленький шаг к более высокому посту в управлении Отделом магического правопорядка. К тому времени Долорес убеждает своего отца досрочно выйти на пенсию, и, обеспечив ему небольшое денежное пособие, она позволяет ему незаметно скрыться из поля зрения. Теперь же, когда её спрашивали (обычно те коллеги, которые её недолюбливали), не родня ли она тому Амбриджу, что намывал здесь полы, она улыбалась своей самой сладкой улыбкой, хихикала и отрицала это всеми правдами и неправдами, утверждая, что её покойный отец был почётным членом Визенгамота. Как правило, скверные вещи происходили с теми, кто спрашивал её об Орфорде или чём-либо ещё, о чём Долорес предпочитала не говорить, а люди, которые хотели остаться у неё на хорошем счету, притворялись, что верят в её версию своего происхождения. Несмотря на все усилия расположить к себе кого-либо из начальников (её мало заботило, какого именно, она знала лишь то, что с влиятельным супругом будет подтверждён её статус и усилена безопасность), Долорес так и не удалось выйти замуж. В то время как они ценили её за трудоспособность и амбиции, тем, кто узнали её лучше, было трудно проявить к ней более нежные чувства. После бокала сладкого хереса Долорес всегда была склонна изливать на собеседника свои довольно жестокие взгляды, так что даже маглофобы были потрясены некоторыми тайными предложениями Долорес по обработке, которое заслужило немагическое общество. Долорес становилась всё старше и всё жестче, и всё выше поднималась по карьерной лестнице в Министерстве, и вместе с этим её пристрастие к девичьим безделушкам становилось всё более ярко выраженным. Её кабинет был царством рюшек и оборочек, она обожала вещицы, украшенные котятами (хотя самих котят считала не более чем источниками грязи). Одежду выбирала исключительно розовую, считая, что этот цвет её молодит. Примерно в том же возрасте её кабинет стал похож больше на музей тарелочек с котятами. Вскоре она быстро поднялась вверх по карьерной лестнице в британском Министерстве Магии. Она стала Старшим заместителем министра магии и имела место в составе судей Визенгамота. Долорес — очень властная личность, и все, кто бросает вызов её авторитету и мировоззрению должны, по её мнению, быть наказаны. Она активно подчиняет и унижает других и, кроме некоторых отличительных особенностей и пристрастий, между ней и Беллатрисой Лестрейндж не существует большой разницы.

Помощник министра Править

Работает заместителем министра магии примерно с 1990-х годов, вероятнее всего, Фадж, став министром, назначил её на такой высокий пост. Пока Фадж становился всё более и более озабоченным параноидальной мыслью, что Альбус Дамблдор вынашивает честолюбивый замысел вытеснить его с поста министра, Долорес удалось «процарапать» свой путь к самому сердцу власти. Она разжигала как тщеславия Корнелиуса, так и его страхи, и уверяла его, что она одна из немногих, кому он действительно может доверять. В качестве помощника министра Амбридж присутствовала на дисциплинарном слушании по обвинению Гарри Поттера в нарушении запрета на колдовство вне школы. Несмотря на все старания Фаджа, Альбус Дамблдор пришёл на заседание в качестве защитника Гарри. Ему удалось доказать, что на Гарри и его кузена Дадли напали дементоры, и заклинание Патронуса было применено Поттером в условиях смертельной опасности, а значит его действия были законны. Всё это время Амбридж точно знала о невиновности Гарри Поттера, поскольку сама послала дементоров, полагая, что при любом раскладе это устранит одну из главных «проблем» Министерства: либо дементоры высосут из Гарри душу, и он будет «хуже, чем мёртв» (на это, судя по всему, и вёлся расчёт — ведь заклинание Патронуса выше уровня СОВ); либо Поттер будет вынужден колдовать вне школы — тогда его можно в судебном порядке исключить из Хогвартса и даже лишить волшебной палочки.

Хогвартс Править

Профессор Хогвартса Править

Через две недели после дисциплинарного слушания по делу Поттера Амбридж была прислана из Министерства магии в Хогвартс в качестве преподавателя Защиты от Тёмных искусств. Во время торжества она затянула такую долгую и нудную речь, что не все поняли её, а многие даже и не пытались понять. В отличие от Гермионы, которая из всего услышанного сделала неутешительный вывод, что отныне Министерство вправе вмешиваться в дела Хогвартса. На своих занятиях Долорес умышленно не давала ученикам никаких практических навыков, обращая их внимание только на теорию, фактически не предполагавшую никакого ответа на проявление Тёмных искусств, что и послужило причиной создания Отряда Дамблдора. При всём своём внешнем спокойствии Амбридж отличается большой конфликтностью с учениками и другими учителями. Кажется, эта женщина находит удовольствие в доведении собеседника до белого каления. Для неё не существует таких понятий как тактичность, уважение, сочувствие. С милой улыбочкой, она совершенно спокойно перебивает речь директора на праздничном пиру по поводу начала учебного года. Тем же своим знаменитым «кхе-кхе» она может прервать урок инспектируемого ею преподавателя, а потом заявить, что тот потерял нить повествования. Требует, чтобы ученик, прежде чем ответить, поднял руку, и тут же поворачивается к поднятой руке спиной. На посту преподавателя Защиты от Тёмных искусств продолжала гнуть линию Министерства магии о том, что никакого лорда Волан-де-Морта нет, он давно умер. А когда Гарри Поттер чуть ли не с пеной у рта пытался доказать ей обратное, назначила ему пять дней по пять-шесть часов в качестве наказания писать заколдованным пером на пергаменте фразу «Я не должен лгать». При этом написанные слова каждый раз вырезались, будто скальпелем, на тыльной стороне его руки. Тонкий белый шрам от этих «строчек» остался у Гарри на всю жизнь.

Генеральный инспектор Править

Желая форсировать события, Фадж особым указом назначает Амбридж «Генеральным инспектором школы». Назначение на эту должность предоставило Долорес, впервые в её жизни, полный простор для её предубеждений и жестокости. Она в своё время, будучи студенткой, не смогла насладиться своим пребыванием в школе, где не уделили должного внимания её достоинствам, и теперь смаковала возможность вернуться и захватить власть над теми, кто (по её мнению) не отдал ей должного в то время. На этом посту она начинает усиленно контролировать преподавателей и весь учебный процесс, издаёт всё новые и новые «Декреты об образовании», запрещающие то одно, то другое, то третье. С первого дня пребывания в Хогвартсе Долорес Амбридж борется за абсолютный контроль над жизнью в школе. В этом своём рвении она перехитрила самоё себя. В феврале в очередном номере «Придиры» появилось интервью, взятое у Гарри Поттера Ритой Скитер. В нём Гарри рассказывает о возрождении Волан-де-Морта и называет имена Пожирателей смерти. Взбешённая Амбридж тут же издаёт новый «Декрет об образовании», запрещающий читать этот журнал. Заинтригованные таким «пиар-ходом», все ученики Хогвартса не преминули ознакомиться с запретным номером «Придиры». То есть, желая не дать информации распространиться, Амбридж сама разрекламировала её. Но были и действительно неприятные «Декреты». Например, после самоорганизации студентов в группу по обучению защите от тёмных сил, Амбридж, пронюхавшая об этом, запрещает собираться в группы больше трёх человек, а все ранее существовавшие кружки и команды должны пройти утверждение своих составов у Генерального Инспектора. Затем она запрещает Гарри Поттеру и близнецам Фреду и Джорджу Уизли играть в квиддич (по новому декрету, дающему Генеральному Инспектору такое право). Был также декрет, запрещающий преподавателю сообщать ученикам любые сведения, не касающиеся преподаваемого предмета, что лишило профессоров Хогвартса возможности обсуждать положение дел в Школе с учениками. Пользуясь своими полномочиями, Амбридж пытается задушить всё вольное и свободное в Хогвартсе. Чувствуя, что в одиночку ей тяжело с этим справиться, она сначала заручается поддержкой завхоза Филча, а потом подумывает и о ком-то более влиятельном. Ей приходит в голову уволить кого-либо из преподавателей и на его место взять своего человека. Поэтому она назначает инспектирование преподавателей и выбирает на её взгляд самых слабеньких: Рубеуса Хагрида и Сивиллу Трелони. С лёгкостью придравшись и к одному и к другому, она назначает им испытательный срок. Но у Хагрида (Амбридж знает это) есть замена — профессор Граббли-Дёрг. Если уволить профессора Ухода за магическими существами, ему тут же найдут замену. А вот Сивилла кажется совершенно беззащитной. Поэтому Генеральный Инспектор увольняет профессора Трелони и уже довольно потирает руки... Но вместо Трелони Дамблдор берёт на это место кентавра Флоренца. Вся комбинация Амбридж летит к чертям: Министерство магии имеет право назначать своего преподавателя только в том случае, если директор не может найти кого-то на освободившееся место. Кстати, Флоренц пошёл ради Дамблдора на большую жертву: от него отвернулись его соплеменники, назвав его предателем кентавров, и теперь путь в родной Запретный лес профессору Флоренцу закрыт.

Директор Править

Потерпев фиаско с помощью извне, Амбридж организовывает «Инспекционную дружину», что-то вроде фискального отряда, куда по зову сердца вступают слизеринцы, а Драко Малфой становится её любимчиком. Члены «Дружины» имеют привилегии по отношению к другим ученикам и даже по отношению к старостам факультетов. Власть кружит им головы, и они куражатся над остальными студентами вовсю. При помощи верных «дружинников» Амбридж устраивает облаву на Отряд Дамблдора, о котором узнала из-за предательства одного из членов отряда, Мариэтты Эджком. Желая спасти Гарри и других ребят, Дамблдор берёт всю «вину» за организацию «Отряда Дамблдора» на себя и вынужден покинуть школу, оглушив при этом министра магии, саму Амбридж и нескольких вызванных ею мракоборцев. С подачи Министерства, Амбридж занимает пост директора, хотя горгулья, охраняющая директорский кабинет, так её внутрь и не пустила: очевидно, Хогвартс, обладающий собственной магией, счёл назначение Амбридж незаконным. В школе устанавливается тоталитарный режим. Амбридж вмешивается абсолютно во всё. Она пытается контролировать контакты учеников с внешним миром. Теперь вся входящая и исходящая корреспонденция проходит перлюстрацию, проще говоря, члены «Инспекционной дружины» читают все письма, которые пишут и получают студенты, проверяют все приходящие в школу посылки. Хогвартс начинает напоминать колонию для малолетних преступников. За контактами Гарри Поттера Амбридж следит лично. Она чуть было не ловит в камине Гриффиндорской гостиной его крёстного Сириуса Блэка, который пытался связаться с Гарри с помощью летучего пороха, перехватывает его сову Буклю (та как раз несла Гарри письмо), а после интервью в «Придире» лишает его походов в Хогсмид. Через некоторое время близнецы Уизли начинают весёлую войну с зарвавшейся тёткой. И они выпускают в школе весь свой запас шутих, огненных колёс, разнообразных фейерверков и бенгальских огней. Закопчённая, потная, растрёпанная Амбридж бегает по всему замку, пытаясь навести порядок. Тщетно! Старая прожжённая бюрократка не знает, как управляться с фейерверками, защищенными от множества стандартных заклинаний. Позицию преподавателей в этой ситуации лучше всех озвучил профессор Флитвик: «Благодарю Вас, профессор (Амбридж)! Конечно, я и сам мог бы загасить все эти ракеты, но у меня не было уверенности, что я имею на это право». А когда торжествующая Амбридж ловит близнецов Уизли с поличным, когда плачущий от счастья завхоз Филч уже готов приступить к разрешённой новым директором порке, когда, казалось бы, «старая жаба» победила, неунывающая парочка на глазах у всей школы с шиком покидает Хогвартс. Но если Амбридж надеялась, что с уходом Фреда и Джорджа неприятности закончатся, её ждало жестокое разочарование. Мало того, что после Фреда и Джорджа на третьем этаже Хогвартса осталось наколдованное ими болото, которое профессор Амбридж никак не может ликвидировать, мало того, что по просьбе близнецов полтергейст Пивз не оставляет Долорес в покое ни на минуту, в «войну против Амбридж» включились почти все ученики школы. Нарушений школьных правил и ненавистных декретов стало так много, что стало практически невозможно находить самих нарушителей. Оказалось, что и «милые детки» прекрасно умеют доводить госпожу директрису до белого каления. «Стоило Амбридж войти в классную комнату, как собравшихся там учеников начинало тошнить и лихорадить. Одни падали в обморок, у других шла кровь из обеих ноздрей. Вопя от ярости и бессилия, она пыталась определить источник загадочных симптомов, но ученики упрямо твердили ей, что страдают от «амбриджита»». Пытаясь хоть на ком-то отыграться, Амбридж среди ночи идёт арестовывать Хагрида, заручившись поддержкой четырёх мракоборцев. Очевидно, она забыла, что в эту ночь у пятикурсников проходит экзамен СОВ по астрономии. И студенты, и члены экзаменационной комиссии видели, как мракоборцы вчетвером серьёзно ранили профессора Макгонагалл, которая пыталась остановить это безобразие, как Хагрид, чья великанья кровь делала его почти невосприимчивым к заклятиям оглушения, был вынужден бежать. И когда после всех этих событий Амбридж поймала Гарри Поттера в своём кабинете, она попыталась напоить его сывороткой правды, добиваясь ответа на вопрос: что это мистер Поттер забыл возле её камина? Она уже хотела применить к нему запрещённое и очень болезненное заклятие «Круциатус», но Гермиона Грейнджер на ходу придумала, будто Дамблдор оставил им секретное оружие, спрятанное в Запретном Лесу, и сделала вид, что вынуждена в этом признаться, только чтобы профессор Амбридж не пытала Гарри. Долорес заглотила наживку целиком. Оказавшись с Гарри и Гермионой в Запретном Лесу, она не упустила возможности обозвать появившихся у них на пути кентавров «дикими мулами» и «мерзкими животными». Разъярённый табун уволок Амбридж с собой вглубь Запретного Леса. Чтобы вызволить её, Дамблдор в одиночку отправился в лес к кентаврам; как ему удалось вернуться оттуда вместе с полуживой Амбридж, не получив даже царапины, никто не знал, а сама Амбридж после этого стала панически бояться цокота копыт. осле того как Волан-де-Морт напал на Министерство магии, и многие его видели, включая самого Корнелиуса Фаджа, отрицать возрождение Тёмного Лорда стало абсурдом. Альбус Дамблдор был восстановлен на посту директора, и Амбридж, которая в то время находилась в госпитале Хогвартса, попыталась тайком покинуть школу. Как мог Пивз упустить такое развлечение? Он погнал её до самых ворот, колотя по пути тростью Макгонагалл и мешочком, набитым мелом. Привлечённые шумом, на крыльцо высыпали все студенты Хогвартса, бурно высказывая своё одобрение. Преподаватели пытались их успокоить... но уж как-то очень неубедительно. Вдобавок Макгонагалл в учительской, по слухам, пожаловалась, что не может сама гнаться за Амбридж с улюлюканьем, так как одолжила Пивзу трость. Позже, Фред и Джордж Уизли создали игрушку, обсмеяв тем самым директрису, а точнее, её желание навести порядок и её отношение к детям. Пребывание Амбридж в школе длилось один год. Её время в Хогвартсе закончилось полным фиаско, потому что она переоценила данные ей Фаджем полномочия и вышла за все возможные рамки собственного влияния, увлёкшись фанатичным чувством собственной исключительности. Потрясённая, но не раскаявшаяся после катастрофического конца своей карьеры в Хогвартсе, она возвращается в Министерство, которое медленно, но верно погружается в хаос из-за возвращения лорда Волан-де-Морта.

Снова в Министерстве Править

После увольнения из Хогвартса Амбридж как ни в чём не бывало возвращается на работу в Министерство. В процессе смены режимов, которая последовала за вынужденной отставкой Фаджа, у Долорес была возможность проскользнуть обратно на свою бывшую должность в Министерстве. На нового министра, Руфуса Скримджера, давили более насущные проблемы, чем Долорес Амбридж. Позже Скримджер поплатился за эту оплошность, так как тот факт, что Министерство так и не наказало Долорес за её многочисленные злоупотребления властью, казался Гарри Поттеру проявлением как самодовольства, так и халатности. Гарри считал, что продолжающаяся служба Долорес, и отсутствие каких бы то ни было последствий за её поведение в Хогвартсе — знак неминуемого разложения Министерства, и отказался из-за этого сотрудничать с новым министром (Долорес была единственным человеком, не считая лорда Волан-де-Морта, который оставил физический шрам на Гарри, заставив вырезать слова «Я не должен лгать» на тыльной стороне его собственной руки во время наказаний). Кроме этого Долорес имела наглость рассказать новому министру о желании Гарри стать мракоборцем. В составе делегации от Министерства она прибывает на похороны Дамлбдора с приличествующей случаю трагической миной на лице и траурным бантиком в седых волосах. Вскоре она стала наслаждаться жизнью в Министерстве больше чем когда-либо. Когда месяц спустя Министерство было захвачено, во главе стал марионеточный министр Пий Толстоватый и туда проникли сторонники Тёмного лорда, Долорес наконец-то очутилась в своей стихии. То, что влиятельные Пожиратели смерти составили о ней верное мнение, что она имела гораздо больше общего с ними, нежели с Альбусом Дамблдором, не только помогло ей сохранить пост, но и предоставило ей дополнительные полномочия, как главе Комиссии по учёту магловских выродков, которая в действительности стала лишь несправедливым судом, по решению которого все маглорождённые заключались в тюрьму на том основании, что они «украли» свои волшебные палочки и свою магию. Её голос — решающий в вынесении приговора: кому жить дальше, а кому получить «поцелуй дементора». Cама Амбридж не была чистокровной, но полученный в виде взятки от Наземникуса медальон Слизерина выдавала за семейную реликвию. Не зная, что именно означает буква «S», изображённая на крышке Медальона, Амбридж утверждала, что это первая буква фамилии «Селвин», известной старинной чистокровной фамилии, с членами которой Амбриджи якобы состоят в родстве. Столь же бездарно она поступила и с ещё одной находкой — доставшимся ей после гибели Аластора Грюма его «волшебным глазом». Амбридж не нашла ничего лучше, как сделать из него «глазок» для своей двери, чтобы следить за другими сотрудниками министерства... На Долорес Амбридж медальон-крестраж не действовал. Мало того, она даже вызвала патронуса с ним на шее. Дело в том, что он нашёл в Долорес «родственную душу», а посему отрицательное действие медальона на её характере никак не отражалось. Когда она сидела на суде над очередной невинной женщиной, Гарри Поттер напал на Долорес в самом сердце Министерства и украл у неё крестраж, который она носила по незнанию.

Азкабан Править

С падением Тёмного Лорда, Долорес Амбридж была предана суду за её увлечённое сотрудничество с режимом Волан-де-Морта, и была осуждена за пытки, отправку в тюрьму и смерть нескольких человек (некоторые из тех невинных маглорождённых, которых она приговорила к Азкабану, не пережили свалившихся на них испытаний). Её дальнейшая судьба неизвестна.

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.